подписка: Посты | Комментарии | Емэйл

В Болгарии бедные украинцы были донорами для богатых «родственников» — СМИ

Комментариев нет
В Болгарии бедные украинцы были донорами для богатых «родственников» — СМИ

В Болгарии бедные украинцы были донорами для богатых «родственников» — СМИ

В Болгарии врачи государственной клиники незаконно пересаживали почки от украинских и молдавских доноров.

 

 

В Болгарии разразился скандал из-за того, что в государственной клинике пересаживали органы. Донорами были бедные граждан Украины и Молдовы. Их органы получали богатые пациенты с вымышленными именами, пишет Euractiv.

Пациенты, которым пересаживали почки, были гражданами Израиля, Японии и Омана. В схеме они выступали в качестве «родственников» доноров, как того требует болгарское законодательство.

Также выяснилось, что один высокопоставленный чиновник таким образом сумел попасть в начало списка ожидания и ему сделали трансплантацию печени.

За два года в госклинике провели 14 пересадок, где донорами были небогатые граждане Украины и Молдовы.

Напомним, в Украине представителям ЛГБТ-сообщества разрешили быть донорами крови. Гомосексуализм больше не является причиной отказа стать донором крови. Однако определение «лица с рискованным сексуальным поведением» оставили.

До этого сообщалось, что о Львове женщина спасла жизнь четырем людям, став донором. Она пережила разрыв аневризмы, кровоизлияние в мозг и несколько операций, но в результате врачи констатировали у нее смерть мозга. Согласие на посмертное донорство дали ее родные.


Предприниматель, выступая на ПМЭФ, «разнесла» институты поддержки бизнеса в России

Комментариев нет
Предприниматель, выступая на ПМЭФ, «разнесла» институты поддержки бизнеса в России

Предприниматель, выступая на ПМЭФ, "разнесла" институты поддержки бизнеса в России

Малый и средний бизнес в России «что-то упарился» от работы институтов по его развитию, которых «нам не надо». А лучшая поддержка малого и среднего бизнеса — это чтобы ему не мешали, предпринимателей не сажали бы в СИЗО, не обирали надзорные органы вроде Роспотребнадзора или Росреестра, а «правила игры» «заморозили хотя бы лет на 10». С такой речью на сессии Петербургского международного экономического форума выступила совладелец сети кафе «АндерСон», общественный бизнес-омбудсмен Анастасия Татулова.

«Изумление предпринимателей по институтам, которые работают на их [предпринимателей] благо, все крепнет и крепнет. Потому что бюджеты институтов равны годовой помощи, оказанной предпринимателям. Упраздните их, нам не надо. Дайте деньгами. Или давайте вложим во что-нибудь: город для предпринимателей построим, „Сириус“ еще один сделаем.

Не надо нам институтов, которые нас развивают. Мы что-то упарились, что нас развивают», — высказалась Татулова, выступая по теме поддержки малого и среднего бизнеса в России.

По ее словам, текущие концепции по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства в России не отражают главного: «эффективность и безопасность». Под первым она имеет в виду прибыль, которую можно было бы инвестировать в развитие своего дела. Этому мешают неадекватные налоги, взносы и половинчатые решения. 

«Я не разделяю восторгов по объявленному снижению страховых взносов. По-честному: не было такого. Это на бумаге снижение есть: якобы было 30%, стало 15%. Нет! Взносы уменьшаются только для сумм, превышающих МРОТ. Как сказал еще один великий человек не так давно: 17 тыс. рублей — это у нас средняя зарплата. Давайте посчитаем, сколько из них сумма, превышающая МРОТ (на 2020 год он составлял 12,2 тыс. рублей в месяц — прим. ред.)?

То есть, мы посчитаем, что средняя зарплата облагается налогом в среднем 23-24%. Было 30%, понизили на 24%? Благодетельство!» — сказала общественный омбудсмен.

Вторым критерием была названа опасность уголовного преследования, арест и заключение в СИЗО, приходящие проверяющие, «как только бизнес становится заметным».

По ее словам, работать легально в России малому бизнесу в плюс почти невозможно: «Проверяющие органы, KPI их сотрудников заточен на „выявленные нарушения“, то есть, они получают премии за то, что нарушения у предпринимателей нашли. При том, что с 2017-го по 2019 годы суммы штрафов выросли втрое, а число проверок сократилось в восемь раз». Это заставляет бизнес уходить в тень.

«В прошлом году [было] минимальное число проверок, мораторий сработал. Почему-то ничего не горело, и никто не травился. Связи проверок с инцидентами нет вообще. Ко мне предприниматель обратился, его оштрафовали, знаете за что? Он не в той форме выдал спецодежду работникам. Его оштрафовала трудовая инспекция. Малый предприниматель. Штраф 200 тыс. рублей! За то, что он с бумажкой выдал форму сотрудникам, но она какая-то неправильная. 200 тыс.! 

Несоразмерное административное давление и штрафы заставляют бизнес уходить в тень. Просто есть ведомства, которые просто собирают неналоговые платежи», — считает Татулова.

Она предложила в качестве меры помощи бизнесу «убрать Росреестр». «Платеж коррупционной и ненавидимой всеми организации Росреестр — пошлина за регистрацию в прошлом году выросла в 22 раза. Не в два, а в 22. В 2020 году, в ковид! Дорогие друзья! А можно просто это ведомство убрать?» — предложила предприниматель.

Основательница «АндерСон» рассказала, что за выступление на ПМЭФ с нее попросили ₽960 тыс.

Татулова также посоветовала поменять KPI работников надзорных органов, чтобы их премировать за отсутствие нарушений, за бесплатное и качественное обучение предпринимателей тому, «как не отравиться, как правильно пользоваться огнетушителем». «Потому что они с благодарностью это воспримут. Они просто не знают, что выполнить уже. Потому что 600 пунктов надо выполнить требований. Это даже прочитать невозможно», — считает она.

Предприниматель считает необходимым «заморозить правила игры [власти и бизнеса] хотя бы лет на 10». 

«Не надо ничего менять. Более того: не в лучшую сторону, не в лучшую. Просто ничего не надо менять. Остановитесь. Не осчастливливайте нас. Мы не успеваем читать то, что вы пишете», — заключила общественный омбудсмен.

Далее Татулова предложила ряд реформ: во-первых, убрать допрос из функционала ФНС, запретить банкам «вмешиваться в дела бизнеса»: блокировать счета, списывать комиссии, «если им что-то не понравилось». И верифицировать принимаемые законы с бизнес-сообществом. «Не с „Опорой России!“ А с бизнесом! Пожалуйста! Большие деловые объединения тоже превращаются в чиновников», — считает Татулова.

Сама она, как ранее сообщалось со ссылкой на близкий к администрации президента источник, вероятно, станет одним из кандидатов в депутаты Госдумы. Якобы она уже начала переговоры с одной из непарламентских партий.

Ранее Татулова рассказала, что ей предложили выступить на Петербургском экономическом форуме, заплатив за это 960 тыс. рублей. Но после того, как эта история стала публичной, фонд «Росконгресс», который занимается организацией форума, сообщил, что она сможет выступить бесплатно. 

 


Заплатить почти 1 млн рублей за билет на форум с Путиным

Комментариев нет
Заплатить почти 1 млн рублей за билет на форум с Путиным

Заплатить почти 1 млн рублей за билет на форум с Путиным

Основательнице кафе «Андерсон» предложили заплатить почти 1 млн рублей за билет на форум с Путиным 

Основательница сети семейных кафе «Андерсон» и общественный омбудсмен в сфере малого и среднего бизнеса предпринимательница Анастасия Татулова сообщила в своем фейсбуке, что ей предложили выступить на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), в котором примет участие Владимир Путин, заплатив за свое же выступление 960 тысяч рублей.

По словам Татуловой, ей пришло официальное приглашение на форум, подписанное советником президента России Антоном Кобяковым. Его скриншот она опубликовала в своих соцсетях. Омбудсмен решила принять приглашение и выступить 3 июня на сессии «НЭП 2.0: Как обеспечить экономический рост в каждом доме?».

Приглашение принять участие в ПМЭФ, по словам Татуловой, она получила от советника президента России Антона Кобякова, который прислал ей соответствующее письмо. После этого организаторы форума написали предпринимательнице, что ей нужно заплатить некий «регистрационный взнос» и что «участие в деловой программе в качестве спикера не освобождает и не дает никаких особых условий оплаты».

«Вчера мне помощник мой пишет, что для того, чтобы выступить, я должна заплатить за билет на форум… 960 000 рублей», – написала Татулова. Она добавила, что отказалась «от этого привлекательного во всех отношениях предложения».

По сведениям The Bell, 960 тысяч рублей в этом году стоит премиум-билет, который дает право на участие во всех мероприятиях, включая посещение планерного заседания с Владимиром Путиным и проход в зоны делового общения. Стандартный билет на форум стоит 840 тысяч рублей.

Несмотря на отказ, анонс выступления Татуловой, запланированного организаторами экономического форума на сессии 3 июня вместе с бизнес-омбудсменом Борисом Титовым, бизнесменом Олегом Дерипаской и губернатором Калининградской области Антоном Алихановым, продолжал висеть на сайте ПМЭФ и в воскресенье вечером. Татулова обратилась в своем посте к организаторам и написала, чтобы они удалили или «перечеркнули» ее фото надписью «нищеброд» и фразой «этот спикер не согласился оплатить 900 тысяч рублей за выступление».

Петербургский международный экономический форум пройдет с 2 по 5 июня. 4 июня его посетит Владимир Путин, который, согласно анонсам Кремля, пообщается с бизнесменами и журналистами.

В марте прошлого года Анастасия Татулова на встрече Путина с представителями бизнеса ​критически отреагировала на обещанные президентом меры поддержки во время пандемии коронавируса, призвала «не пугать бизнес прокуратурой» и предложила заменить обещания отсрочки уплаты налогов на налоговые каникулы.

Но через несколько недель Татулова рассказала в интервью Настоящему Времени, что обещанной поддержки от правительства ее бизнес так и не получил. Зато после той речи предпринимательницу вычеркнули из списков всех комиссий с участием чиновников.


Forbes назвал богатейших наследников российских миллиардеров

Комментариев нет
Forbes назвал богатейших наследников российских миллиардеров

Forbes назвал богатейших наследников российских миллиардеров

В рейтинге богатейших российских наследников по версии Forbes появились три новых участника. Издание впервые включило в него двоих детей основателя Telegram Павла Дурова и сына основного акционера банка «Россия» Юрия Ковальчука.

Дети российских миллиардеров суммарно могут получить по наследству почти $300 млрд, сообщает Forbes. В рейтинг издания вошли 20 семей, в которых 50 детей. На каждого из них приходится не менее $3,1 млрд.

Самым богатым наследником, который может получить $24 млрд, вновь стал единственный сын крупнейшего акционера ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова Юсуф Алекперов.

Вторую строчку заняли дети основного владельца компаний НОВАТЭК и «Сибур» Леонида Михельсона, дочери и сыну бизнесмена может достаться по $12,5 млрд.

На третьем месте расположился сын основного акционера Уральской горно-металлургической компании Искандера Махмудова Джахангир. Он может получить $9,7 млрд.

Четвертое место заняли дети председателя совета директоров НЛМК Владимира Лисина — Дмитрий, Юрий и Анастасия, они могут унаследовать по $9,5 млрд.

Закрывают топ-5 наследники владельца «Еврохима» и СУЭК Андрея Мельниченко — Тара и Адриан (по $8,95 млрд).

По сравнению с прошлым годом в рейтинге появились три новых участника из двух семей. Издание впервые включило в него детей основателя Telegram Павла Дурова. Forbes оценил состояние бизнесмена в $17,2 млрд. Следовательно, на каждого ребенка — сына и дочь — приходится $8,6 млрд «потенциального наследства». Дети Дурова попали сразу на шестую строчку рейтинга.

Другим новичком стал сын основного акционера банка «Россия» и страховой компании СОГАЗ Юрия Ковальчука Борис ($3,3 млрд). Он занял 18-е место в рейтинге.

У одного из участников рейтинга — владельца «Северстали» Алексея Мордашова — в прошлом году появилась дочь, теперь у бизнесмена семеро детей. Несмотря на пополнение, потенциальное наследство каждого из них за год выросло в полтора раза — по $4,5 млрд. По оценке Forbes, состояние Мордашова по сравнению с прошлым годом увеличилось с $18,2 млрд до $31,4 млрд.

Лидер рейтинга — Юсуф Алекперов — родился в 1990 году, в 2012-м окончил Университет нефти и газа имени Губкина по специальности «разработка и эксплуатация нефтяных месторождений». По данным Forbes, Юсуфу Алекперову принадлежит 0,2% акций ЛУКОЙЛа на сумму $115 млн. В 2017 году Вагит Алекперов говорил, что не рассматривает сына в качестве преемника. «Если меня спросят, будет ли это мой сын, я скажу нет, потому что эта работа слишком сложная, чтобы отдать ее моему сыну, но он останется в этом бизнесе», — сказал он.

В мае Юсуф Алекперов вошел в совет директоров «Спартака» (ЛУКОЙЛ является генеральным спонсором футбольного клуба). Также у сына предпринимателя есть и свой бизнес: в его холдинг «Экто» входит четыре компании, крупнейшая из них по выручке (7,4 млрд руб. за 2020 год) — «Лукавто», дилер Mercedes-Benz, пишет Forbes.

Виктория Михельсон родилась в 1992 году. Она изучала историю искусств в Нью-Йоркском университете и Институте Курто в Лондоне и с 2016 года входит в попечительский совет Нового музея современного искусства в Нью-Йорке. Ей также принадлежит Специализированный фонд целевого капитала для поддержки культуры и искусства «Расширение пространства». Сводный младший брат Виктории Михельсон, по данным Forbes, родился в 2005 году, он живет в Москве.

Джахангир Махмудов родился в 1987 году. Он окончил Лондонскую школу экономики и бизнес-школу Халт и с 2012 года работает в России в группе отца. В октябре 2019 года Джахангира Махмудова назначили директором по трансформации УГМК, до этого он четыре года работал директором по коммерческим и финансовым вопросам Челябинского цинкового завода, принадлежащего группе.


Бесплатный труд за наш счет: кто и как заработает на «новом ГУЛАГе»

Комментариев нет
Бесплатный труд за наш счет: кто и как заработает на «новом ГУЛАГе»

Бесплатный труд за наш счет: кто и как заработает на «новом ГУЛАГе»

Дешевый труд заключенных выгоден только бизнесу, потому содержать их по-прежнему будет государство на деньги налогоплательщиков

Как известно, 20 мая 2021 года директор Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Калашников выступил с предложением заменить трудовых мигрантов – заключенными, расширить сеть колоний-поселений, исправительных центров. Там содержатся осужденные по нетяжким статьям, те, кому реальный срок изменили на принудительные работы.

«Недавно Владимир Владимирович (Путин — прим. ред.) встречался с руководителями ближнеазиатских регионов… Речь шла о том, как наладить поток мигрантов для наших объектов, где не хватает рабочей силы. Но мы в свою очередь реально готовы организовать, предоставить… Среди лиц, которые содержатся, 188 тысяч имеют право на такое исполнение наказания, как принудительные работы… Это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые достойные условия, потому что этот человек уже будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьей, получать достойную зарплату», — сказал глава ФСИН.

 

Бесплатный труд за наш счет: кто и как заработает на «новом ГУЛАГе»

Естественно, общественность и пресса стали бурно обсуждать, закипели страсти по новому ГУЛАГУ. Действительно, любое упоминание о нем у советских, российских людей связано с памятью о десятилетиях массовых репрессий, которые коснулись каждой семьи. В годы сталинизма и даже после них использование труда заключенных было фундаментом тогдашней административно-командной системы. В СССР существовала особая экономика — экономика ГУЛАГА. ГУЛАГ был решением многих задач — бесплатная рабсила, рабский труд. В стране шли повальные аресты – в 1935 году количество заключенных (по сравнению с 1929-м) увеличилось в 6,1 раза и достигло 1 296 400 человек. Эксплуатация зеков была беспощадной. Справка Санитарного отдела ГУЛАГа, 1933 год: «Средний уровень смертности в лагерях ГУЛАГа составил 15,7 процента с колебаниями…» То есть ежегодно умирал каждый шестой заключенный. В 1942 году — каждый третий-четвертый. Любой завод, комбинат, электростанция, шахта, рудник, дорога — начинались с организации концлагеря. Так обеспечивались дармовой рабсилой рядовые и «великие стройки коммунизма», так «созидался социализм».

Но здесь и сейчас – речь немного о другом.

Поэтому начнем со слов. Слово служит для выражения и отражения мысли. Или – наоборот – для маскировки, сокрытия замыслов. Если бы директор ФСИН предложил расширить сеть колоний-поселений, исправительных центров в рамках гуманизации системы, было бы ясно и понятно. Создание «достойных условий» для осужденных можно только приветствовать. Но он ведь начал с мигрантов… Видимо, как представляется директору ФСИН и тем, кто уже поддержал его, народ недоволен «засильем понаехавших», народ одобрит, а мы и воспользуемся…

Но они ошибаются. У нас мигранты — дворники, официанты, водители такси, грузчики и укладчики товара в магазинах, продавцы и кассиры, курьеры, сиделки в социальной службе ухода за престарелыми. И упоминание «крупных строек, где не хватает рабочих рук», — не объяснение и не обоснование. Для нашего массового сознания любой «осужденный, отбывающий срок» — «уголовник», «зэк». Мы готовы, читая прессу, в каждом отдельном случае разбираться, невинно или обоснованно приговорен к лишению свободы тот или иной человек, но работать рядом с «зэком» — извините… будь они хоть трижды соотечественник, а не «мигрант».

Значит, речь только о том, чтобы создавать по месту работы трудовые лагеря исключительно из осужденных.

Но решение об этом принято полтора года назад.

И потому выступление директора ФСИН – непонятно и странно. Для него нет никакого повода, потому что такой закон уже есть, он вступил в силу 1 января 2020 года.

Министр юстиции и председатель Госдумы, которые поддержали Калашникова, забыли о законе, который сами же и принимали полтора года назад? Вопрос нелепый, но ведь так все и выглядит.

А вот директор ФСИН не может не помнить. Для него этот документ – один из основополагающих в последние экономические времена.

 

Федеральный закон от 18.07.2019 г. № 179-ФЗ гласит: организация, использующая труд осужденных, находящихся в исправительном центре ФСИН, создает частный исправительный центр по месту работы. «Предоставляет осужденным общежития для проживания, другие помещения и имущество, необходимые для обеспечения установленного порядка и условий отбывания принудительных работ, а также оказывает содействие администрации исправительного центра в материально-бытовом и медико-санитарном обеспечении осужденных».

Все ясно. Заботы и расходы по содержанию заключенных ложатся на бизнес. За государством – охрана и другие меры безопасности.

ФСИН – один из крупнейших в стране работодателей, говорится в докладе Высшей школы экономики «Невидимый гигант: ФСИН и российский рынок труда», 2014 год. Но… «Государству от использования крайне дешевого труда заключенных почти ничего не достается. Прибыль от приносящей доход деятельности составляет всего около 1,5 млрд. руб. То есть ФСИН окупает себя всего на 5%. Остальное — средства бюджета. Расплачивается за организацию «трудового процесса» и сопутствующие экономические практики все российское общество. Можно заключить, что скрытый объем производства продукции составляет до половины от общего: 50 на 50. Прибыль от труда заключенных оседает в карманах начальников колоний». (В 2017 году за мошенничество и хищения к лишению свободы на сроки от 5 до 8 лет были приговорены бывший директор ФСИН Александр Реймер, бывшие заместители директора Николай Криоволапов и Олег Коршунов, бывший директор центра инженерно-технического обеспечения и связи ФСИН Виктор Определенов. Количество начальников колоний и их заместителей, осужденных за различные махинации, исчислялось десятками.)

При этом ФСИН – одно из шести богатейших ведомств страны. Бюджет его превышает бюджет министерства здравоохранения.

Под опекой Минздрава – 146 миллионов россиян, а у ФСИН — 478,2 тысячи заключенных и 295 тысяч штатных сотрудников.

Да, на каждого заключенного у нас в стране приходится 1,6 служащих ФСИН.

Теперь, дополнительно к бюджету, ФСИН будет иметь деньги за предоставление бизнесу рабочей силы. По новому закону, «между исправительным центром и организацией, использующей труд осужденных», заключается «типовой договор», который «утверждается федеральным органом уголовно-исполнительной системы».

Так в чем дело? Что непонятно ФСИН и бизнесу в Федеральном законе от 18.07.2019 г. № 179-ФЗ? Для чего поднят шум?

Мы можем только гадать.

Схема советского ГУЛАГА была простая. Сплошной рабский труд с минимальными затратами на содержание. Вот лагерь, вот бюджет на него – от охраны до питания. Приходят машины, отвозят зэков на объект, где они валят лес, роют котлован, или долбят камень. Вечером — привозят. Все. Вся прибыль – государству.

А сейчас? Бизнес хочет использовать дешевый труд и при этом не тратиться на создание более или менее сносных условий для содержания заключенных?

Бизнес хочет свалить затраты на государство, то есть на нас?

Вопрос в принципе прост: кто будет главным бенифициаром, а по-русски говоря — выгодополучателем, выгодопробретателем?

И кто будет за все расплачиваться?


Крупным экспортерам разрешат оставлять валютную выручку на Западе

Комментариев нет
Крупным экспортерам разрешат оставлять валютную выручку на Западе

Крупным экспортерам разрешат оставлять валютную выручку на Западе

Российские власти готовятся отменить жесткие нормы валютного контроля для ряда крупных российских экспортеров и в том числе компаний, продающих за рубеж драгоценные металлы.

Как сообщает ТАСС, правительство внесло в ГосДуму законопроект, освобождающий экспортеров несырьевых товаров от требования обязательного зачисления выручки на российские счета.

С 1 июля компании смогут оставлять экспортные доходы в зарубежных банках, если продают товары, которые в соответствии с единой Товарной номенклатурой Евразийского экономического союза относятся к несырьевым и неэнергетическим.

В этот перечень включено в том числе золото всех видов (группа 7108) — от монетарного и слитков до порошка, прутков и необработанных форм, следует из данных Российского экспортного центра.

По итогам прошлого года экспорт золота из России вырос на 160% после того, как в апреле ЦБ РФ прекратил закупки драгметалла в резервы, а правительство начало выдавать производителям генеральные лицензии на экспорт, де-факто разрешая вывозить все золото, что добывается в стране.

К вывозу активно подключились банки, копившие слитки в хранилищах, и за год экспорт золота достиг 320 тонн, превысив внутреннюю добычу (290 тонн). Доходы от его продажи утроились и достигли 18,5 млрд долларов.

Эта валюта помогла залатать платежный баланс экономики, потерявшей доходы после обвала цен на нефть. Поручение либерализовать валютный контроль для экспортеров дал президент РФ Владимир Путин в ходе послания Федеральному собранию.

В общей сложности смягчение валютного контроля затронет экспорт на 160 млрд долларов, оценивает аналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

Эта мера будет оказывать давление на баланс валютной ликвидности и — косвенно — на рубль, предупреждает он: «Компании несырьевого ненефтегазового сегмента смогут наращивать иностранные активы, что снизит приток валютной ликвидности».

«Для рубля такая ситуация хоть и не является негативной напрямую, но может понизить устойчивость при шоках, в результате которых происходит падение рубля: по мере исчерпания запаса валютной ликвидности у банков участники все больше предъявляют спрос на рынке спот, что напрямую будет негативно для российской валюты в моменте», — поясняет Мурашов.